Выполняется запрос
Научно-практический журнал
+7 (929) 677-34-06

Регистрационный номер в Роскомнадзоре ЭЛ №ФС77-51827

Журнал включён в базу данных РИНЦ

Д. А. Шлыков. Судебно-портретная экспертиза: от теории к практике

Д. А. Шлыков,

главный редактор журнала

«Энциклопедия Судебной Экспертизы»

 

Рассмотрены примеры из практики идентификации внешности неизвестных лиц, проведённых судебно-медицинскими экспертами. Проанализированы допускаемые экспертами нарушения методики портретной экспертизы, обозначена проблема разграничения пределов компетенции экспертов при идентификации внешности неизвестных лиц.

Ключевые слова: портретная экспертиза; идентификация внешности; судебно-медицинский эксперт.

 

Ш69

ББК 67.53

УДК 343.983

ГРНТИ 10.85.31

Код ВАК 12.00.12

 

Forensic-portrait examination: from theory to practice

 

D.A. Shlykov,

chief editor

"Encyclopedia of Forensic examination"

 

Examples are considered from the practice of identifying the appearance of unknown persons conducted by forensic experts. Analyzed the experts admitted violations of the methodology of portraits, the problem of the need to distinguish the limits of the competence of experts in identifying the appearance of unknown persons is indicated.

Keywords: portrait examination; Identification of appearance; court medical expert.

 

_____________________________________

 

Судебно-портретная экспертиза традиционно относится к так называемым криминалистическим видам экспертиз [1, с. 41]. Объектом портретной экспертизы выступает внешность человека, запечатлённая на различных носителях информации. Несмотря на приводимую в методической литературе классификацию признаков внешности, к которым относятся, в том числе, сопутствующие, динамические и пр., в основу вывода о наличии тождества лица, запечатлённого на различных носителях информации, и проверяемого лица, может быть положена лишь совокупность признаков элементов внешности: «Портреты, пригодные для идентификации, должны быть надлежащего качества, отображать строение мелких элементов лица» [2, с. 126].

Судебно-портретная экспертиза проводится экспертами-криминалистами, однако на практике встречаются ситуации, когда её назначают судебно-медицинским экспертам, или же когда вопросы установления тождества запечатлённых лиц на видеозаписях лиц решаются в рамках медико-криминалистических экспертиз. Отсутствие у указанных лиц соответствующей подготовки в области судебно-портретной экспертизы, а зачастую отсутствие элементарных представлений о теории идентификации, становятся причиной грубейших ошибок, допускаемых в процессе проведения экспертизы.

Рассмотрим наиболее существенные из них[1].

1. Используются признаки, характеристика которых не поддаётся достоверной оценке. Это обусловлено тем, что исследования проводятся в отношении изображений, на которых отобразились лишь крупные элементы внешности, частично или полностью скрытые предметами одежды. При этом сами изображения низкого качества: нерезкие, неконтрастные, при увеличении границы элементов внешности не просматриваются (рис. 1).

 

внешность неизвестного лица с кадра видеозаписи низкого качества

Рис. 1. Фрагмент иллюстрационной таблицы с изображением головы неизвестного лица

 

«Несмотря на то, что качество изображения определяется во многих случаях субъективно, критерием качества изображения, пригодного для проведения экспертизы, является возможность дифференциации контуров и границ элементов внешнего облика запечатлённого человека» [2, с. 129].

Так, в отношении неизвестного лица, изображения которого представлены на рис. 2–3, экспертами приводятся следующие характеристики признаков внешности.

 

кадр видео кражи денег с банкомата

кадр видеозаписи кражи денег с карточки через банкомат

Рис. 2, 3. Изображения фрагментов видеокадров с изображением неизвестного лица

 

– признак «среднее телосложение (с тенденцией к худощавому)»

«Среднее, “нормальное” – средней полноты, средней упитанности.

Худощавое, “сухопарое”, “тощее” – жировые отложения отсутствуют, заметна талия, впалый живот» [3, с. 27].

На кадрах видеозаписи видно, что тело неизвестного полностью скрыто одеждой. При этом одежда по своему крою является необтягивающей, что исключает достоверную оценку таких отличительных признаков типа телосложения, как наличие и характер распределения жировых отложений, развитие грудной клетки и мышц плечевого пояса.

– признак «прямая и узкая спинка носа».

Контур спинки носа «определяется в профиль относительно прямой линии, проведённой через наиболее выступающую точку на кончике носа и самую глубокую точку переносья» [3, с. 68; 4, с. 46]. Ширина спинки носа «определяется отношением спинки носа к его общей ширине» [3, с. 69].

Фактически достоверно определяется лишь часть спинки носа, сам нос скрыт элементом одежды. Более того, элемент внешности «спинка носа» «засвечен» – то есть фактически мы наблюдает белое «пятно», по которому невозможно судить ни о ширине, ни о форме, ни о каких-то особенностях (рис. 4).

 

фрагмент лица неизвестного в момент кражи денег с карточки через банкомат

Рис. 4. Увеличенный фрагмент изображения неизвестного лица

 

– признак «выраженные скулы»

Скулы определяются в профиль и «описываются по степени выступания вперед и в стороны» [3, с. 64].

Данный элемент внешности неизвестного лица скрыт одеждой. Произведённая экспертами разметка (рис. 5), указывающая на якобы выступающие скулы, недостоверна. Наблюдаемая картина может быть обусловлена складками одежды.

 

разметка признаков внешности на кадре видеозаписи кражи денег с банкомата

Рис. 5. Изображение фрагмента иллюстрационной таблицы с разметкой выявленных на стадии раздельного исследования элементов внешности неизвестного лица

 

На рис. 6 представлен фрагмент исследуемого изображения неизвестного лица, по которому экспертом были установлены такие признаки, как «форма и постановка правого уха», которые были положены в совокупность, обосновывающую положительный вывод о тождестве неизвестного и проверяемого лица.

 

Фото 6. Фрагмент иллюстрационной таблицы с изображением головы неизвестного лица, по которому экспертом были установлены форма и положение правого уха

 

2. Одним из требований методики портретной экспертизы является приведение сравниваемых объектов к одному масштабу: «Для изготовления одномасштабных изображений используются антропометрические точки, локализованные на голове и теле человека. Расстояние между такими точками позволяет судить о величине самих элементов или расстоянии между ними. Использование системы точек необходимо для установления границ и контуров элементов внешности, математического вычисления размерных и угловых величин, применения методов сравнения в других случаях. Наименование и размещение антропометрических точек строго унифицировано, поскольку от этого зависит единообразие применения методик исследования.

Антропометрические точки указываются в элементах внешности, имеющих более резкое отображение на фотоснимке, например, в центрах зрачков, в наружных углах глаз, в центре зрачка и углу рта, в верхненосовой части и в нижнегубной области, в верхнелобной и подподбородочной областях. Точки располагаются только там, где их местоположение определяется однозначно и достоверно. Они не отмечаются на засвеченных участках изображения, участках лица, закрытых одеждой, аксессуарами, на нерезких фотоснимках и фотоснимках с низким разрешением и т. п.» [2, с. 127].

На практике данные требования соблюдаются не всегда. Так, в одном случае изображения приводятся к одному масштабу по контурам головы, плеч и спинки носа (рис. 7): «Потом изображения приводились к одному масштабу (поскольку даже незначительное удаление или приближение головы объекта к камере приводит к изменению размера головы объекта). В качестве объектов масштабирования использовались контуры головы, плеч и спинки носа.

Перемещением накладываемого изображения добивались соответствия контуров элементов лица».

 

приведение сравниваемых изображений внешности лиц  к одному масштабу

Рис. 7. Изображение фрагмента иллюстрационной таблицы, демонстрирующий процесс приведения сравниваемых изображений к одному масштабу

 

В других случаях «в качестве масштаба использована высота фигуры» (рис. 8).

 

Рис. 8. Изображение фрагмента иллюстрационной таблицы, демонстрирующее процесс приведения сравниваемых изображений к одному масштабу «по параметру рост»

 

Очевидно, что при таком подходе никакой речи о получении одномасштабных изображения быть не может. В первом случае эксперты фактически используют не контуры головы, плеч, а контуры одежды. Во втором случае, при отсутствии достоверной информации об удалённости неизвестного лица от объектива видеокамеры, о положении самой видеокамеры воспроизвести аналогичные условия съёмки проверяемого лица невозможно.

На недопустимость приведения изображений сравниваемых лиц по подвижным признакам внешности указывается в специальной методической литературе: «Нельзя доводить изображения до одинакового размера по расстоянию между неподвижными и подвижными признаками внешности или между двумя подвижными относительно друг друга признаками (например, по расстоянию между козелком ушной раковины и углом рта). Эти величины даже на изображениях одного и того же лица могут существенно различаться» [2, с. 128].

3. Недостатки стадии сравнительного исследования напрямую зависят от того, насколько достоверные признаки были установлены экспертами в ходе раздельного исследования. Сравнения проводятся между элементами, характеристика которых не может быть достоверно определена: скрыты одеждой, не отобразились в полном объёме ввиду низкого качества изображения, не соответствие ракурсов и условий съёмки.

На рис. 9 продемонстрировано совпадение неизвестного и проверяемого лица по контурам и пропорциям корпуса, головы и конечностей.

 

совмещениу изображений неизвестного и проверяемого лица по контурам и пропорциям корпуса, головы и конечностей

Рис. 9. Изображение фрагмента иллюстраций, на которых продемонстрирован процесс совмещения изображений неизвестного и проверяемого лица по контурам и пропорциям корпуса, головы и конечностей

 

Совпадения по указанным параметрам не могут быть признаны существенными, поскольку эксперты сравнения проводили не по константным точкам, а по контурам, образованным одеждой. Принимая во внимание различные типы одежды на неизвестном и проверяемом лице, отсутствие достоверной информации об обуви неизвестного, указанные совпадения не могут быть расценены в качестве существенных.

На рис. 10–11 продемонстрированы результаты сравнения неизвестных с проверяемыми лицами, в результате которых установлены совпадения по следующим признакам:

 

Рис. 10. «Отмечаются совпадения в: 1. уровне надплечий, 2. уровне левого локтя, 3. уровне левого колена, 4. ширине плеч, 5. длине обуви»

 

 

Рис. 11. «Отмечаются совпадения в: 1. уровне правого надплечья, 2. уровне правого локтя, 3. уровне правого колена, 4. форме правого уха, 5. постановке правого уха, 6. форме верхней трети груди, 7. длине обуви»

Как уже отмечалось выше, отсутствие информации о параметрах съёмки неизвестных лиц исключает возможность получения сопоставимых изображений проверяемых лиц, что, в свою очередь, ставит под сомнение достоверность выявленных и описанных совпадений.

4. При формулировании выводов эксперты выходят за пределы своей компетенции, устанавливая паспортные данные неизвестного лица:

«На основании обнаружения сходств по общим (контурные ростовые изображения), индивидуальным признакам (родимое пятно в правой подглазничной области, спинка носа), динамическому бытовому навыку (способ нажатия на клавиатуру банкомата) считаю, что, наиболее вероятно, на видеозаписях с камер банкомата № --- при хищении денег -- -- ---- г. изображен Ф.».

«Не исключается, что -- -- ---- г. в представленной видеозаписи камеры наблюдения, установленной по адресу: г. Москва, .., запечатлён Г., -- -- ---- г.р.».

Вопрос о том, каковы паспортные данные проверяемого лица (фамилия, имя и отчество) и другие установочные данные «должен решаться в ходе дознания или предварительного следствия с использованием соответствующих мероприятий и действий» [2, с. 109]. В процессе же проведения портретной экспертизы решается вопрос: «Не изображено ли на видеокадре лицо, фотоснимок которого представлен для сравнения?» [2, с. 107].

Само по себе привлечение судебно-медицинских экспертов для проведения портретных экспертиз противоречит теоретическим основам судебной экспертизы, на что указывается в соответствующей методической литературе. «Судебно-медицинская экспертиза даёт заключения по вопросам медицинского и биологического характера, возникающим в судебной и следственной практике» [5, с. 428].

«…пределы компетенции врача (судебно-медицинского эксперта) ограничены рамками медицинских знаний: он может отвечать только на вопросы медицинского и биологического характера» [6, с. 16].

5. Возвращаясь обратно к формулировкам выводов следует также отметить, что в выводе: «на основании обнаружения сходств по общим (контурные ростовые изображения), индивидуальным признакам (родимое пятно в правой подглазничной области, спинка носа), динамическому бытовому навыку (способ нажатия на клавиатуру банкомата) считаю, что, наиболее вероятно, на видеозаписях с камер банкомата № --- при хищении денег -- -- ---- г. изображен Ф.», эксперты говорят не о тождестве, а о лишь о некоем сходстве.

«Идентификация (от лат. Identifiko отождествляю) означает установление тождества объекта по совокупности общих и частных признаков. С экспертной точки зрения, идентифицировать объект – значит путём сравнительного исследования по отображениям или фрагментам установить его тождественность самому себе в разные моменты времени и в разных его состояниях» [7, с. 130].

Содержание же вывода «Не исключается, что -- -- ---- г. в представленной видеозаписи камеры наблюдения, установленной по адресу: г. Москва, .., запечатлён Г., -- -- ---- г.р.», кроме как абсурдным, назвать нельзя. Если бы данный факт исключался, то и экспертиза не была бы назначена.

Как это не прискорбно, но подобные заключения успешно используются в деле отправления правосудия и выводы кладутся в основу обвинительных заключений, а также приговоров судов. Обращает на себя внимание и тот факт, что привлечение судебных медиков наблюдается тогда, когда методы судебно-портретной экспертизы не дают результатов ввиду очевидной непригодности изображений для идентификации[2]. Так, в рамках расследования уголовного дела № 24/09/0001-16 в ЭКЦ ГУ МВД России по Волгоградской области была проведена судебная портретная экспертиза, согласно выводам которой из трёх представленных видеозаписей лишь одна была признана пригодной для проведения сравнительного исследования, и то только лишь по групповым признакам, что исключает возможность идентификации личности неизвестного лица. Посчитав данные выводы не соответствующими интересам предварительного следствия, назначена ещё одна экспертиза (ни дополнительная и не повторная, как того требует законодательство), проведение которой было поручено ФГКУ «111 Главный государственный центр судебно-медицинских и криминалистических экспертиз» Минобороны России, эксперты которого смогли установить, пусть и в вероятной форме, кто же запечатлён на видеозаписях. Всё бы ничего, но заключение ЭКЦ ГУ МВД России по Волгоградской области странным образом пропало из материалов дела и не фигурировало ни в обвинительном заключении, ни в мотивировочной части приговора.

 

Литература:

1. Зинин А. М. Руководство по портретной экспертизе: Учебное пособие. – М.: Эксмо, 2006.

2. Зинин А. М., Подволоцкий И. Н. Габитоскопия и портретная экспертиза: Учебник / Под ред. Е. Р. Россинской. – М.: Норма: ИНФРА-М, 2016.

3.  Криминалистическое описание внешности человека: Учебное пособие / И. Ф. Виниченко, В. С. Житников, А. М. Зинин и др.: Под общ. ред. В. А. Снеткова. – М.: Щит-М, 1999.

4. Топорков А. А. Словесный портрет: Практическое пособие. – М.: Юристъ, 1999.

5. Россинская Е. Р., Галяшина Е. И. Настольная книга судьи: судебная экспертиза. – М.: Проспект, 2011.

6. Грицаенко П. П., Вишневский Г. А. Судебно-медицинская экспертиза: Учебное пособие. – Екатеринбург: Уральская государственная юридическая академия, 2008.

7. Россинская Е. Р., Галяшина Е. И., Зинин А. М. Теория судебной экспертизы: Учебник. / Под ред. Е. Р. Россинской. – М.: Норма, 2009.

 

[1] В качестве примеров приведены фрагменты заключений экспертов ФГКУ «111 Главный государственный центр судебно-медицинских и криминалистических экспертиз» Минобороны России № 16/16 от 22.03.2016 года (уголовное дело № 24/09/0001-16), заключений эксперта ГБУЗ г. Москвы «Бюро судебно-медицинской экспертизы Департамента здравоохранения Москвы» № 1107/15 № 1108/15 от 06 октября 2015 года (уголовное дело № 704273).

[2] В данной ситуации речь идёт исключительно о тех случаях, которые стали известны автору настоящей статьи, а не о всей практике проведения портретных экспертиз.


Комментарии (0)

Оставлять комментарии могут только авторизированные пользователи
Пока никто не оставил комментарий.

Реклама

Судебные экспертизы и внесудебные исследования

АНО "Исследовательский центр "Эксперт-Защита"

www.nezexp.ru  7433406@mail.ru   (495) 743-34-06

Перейти